Олег Лактионов: «Не каждый драматический актёр способен быть актёром-кукольником»

Олег Лактионов: «Не каждый драматический актёр способен быть актёром-кукольником»


Олег Лактионов: «Не каждый драматический актёр способен быть актёром-кукольником» 31.03.2018


Добрые глаза, лукавая улыбка, приятный голос. Что ещё нужно Сказочнику, чтобы рассказывать сказки? Пожалуй, талант, чуткость и любовь к детям. В нашем собеседнике всё это есть. А ещё наш сегодняшний герой обладает одним редким талантом, он умеет сделать так, чтобы кукла заговорила. И не просто заговорила, а начала жить и чувствовать. Сегодня мы поговорим с ведущим мастером сцены, помощником главного режиссера, заведующим актерской труппой Тольяттинского театра кукол Лактионовым Олегом Владимировичем.


- Олег Владимирович, как Вы решили стать артистом-кукольником?

- Изначально я поступил в Санкт-Петербургскую Государственную Академию Театрального Искусства имени Черкасова. Вскоре я случайно узнал, что в Самаре в Самарской государственной Академии Искусства и Культуры открылось отделение «Актер театра кукол». Я сразу же перевелся в Самару и меня взял на свой курс Владимир Иванович Куприн, главный режиссер Самарского театра кукол.


- А как началась Ваша работа в Тольяттинском Театре кукол?

- В 1996 году я закончил Академию и приехал из Самары в Тольятти. Сразу же я пришел работать сюда, в Театр кукол.


- Вы так и работаете в театре с 1996 года без перерыва? Или всё же уходили из театра?

- Нет, у меня был небольшой перерыв, примерно, в год. Тогда в театре были сложные переломные времена. Меня пригласили в Технологический лицей заместителем директора по воспитательной работе. Там я год и отработал, но понял, что это всё не мое. Театр – мой дом. И я вернулся в эти стены, к куклам, к своему зрителю.


- Олег Владимирович, как по-Вашему, куклы живые?

- Безусловно. Мы с куклами обязательно разговариваем. Перед спектаклем я всегда беру куклу, здороваюсь с ней. Проверю состояние куклы, всё ли у неё в порядке. Так я готовлю куклу к работе и настраиваюсь сам. Ведь быть кукольником - сложная работа. Нужно пропустить всё через себя, направить в куклу и оживить её, придав нужный характер.


- Скажите, пожалуйста, кукла говорит Вашим голосом или Вы выражаете себя через куклу?

- Во-первых, режиссером ставятся задачи: какая это кукла, какой образ и характер, какая маска. Художник задает образ маски. А я уже подстраиваю голос под маску.


- А как этот процесс происходит?

- Ну, например, есть кукла. Мы определяем, какая она: добрая, злая, ворчливая. Я работаю голосово и предлагаю режиссеру варианты голоса. Как правило, несколько вариантов предлагаю. Режиссер выбирает тот голос, который наиболее подходит к маске, к образу куклы. Голос должен вписываться и в сам спектакль, в его контекст. Далее, режиссер утверждает этот образ, этот голос, этот характер. Утверждается маска. И всё, дальше идет работа.


- Олег Владимирович, расскажите, что отличает актера - кукольника от драматического актера?

- Начнём с того, чтобы стать актёром-кукольником, необходимо пройти драматическую школу. Это 1-2 курс любого театрального учебного заведения, это - азы драматического искусства. Ведь сначала нужно раскрыть себя полностью, а потом уже перекладывать всё это на куклу.


- То есть, кукольником быть гораздо сложнее?

- Гораздо сложнее. И не каждый драматический актер сможет быть актером-кукольником. К нам приходят артисты из драматического театра. Год-пол года они к нам присматриваются, пробуют, но потом, чаще всего, уходят.


- Эмоционально не выдерживают?

- И эмоционально не выдерживают. Это сложная работа. И сложно бывает физически. У меня есть спектакль «Иван Царевич и Серый Волк». В нём я полтора часа на ширме стою с вытянутой рукой. Перехожу из одного действия в другое, а рука вообще не отдыхает. Это физически сложно стоять с вытянутыми вверх руками. И при этом ещё работать голосом, делать походку кукле. Поэтому кукольников в стране очень мало. Выпускается курс - 5- 6 человек. Это - очень маленький курс.


- Большая труппа сейчас в Театре?

- Труппа у нас сейчас состоит из тринадцати человек. Одна актриса идет четырнадцатой во вспомогательном составе. Получается, четырнадцать человек в труппе. Есть у нас и те, кто на сцене с самого основания Театра. Например, Заслуженная артистка РФ Никулина Надежда Владимировна. Она, как раз, с самого основания Театра работает. А, в основном, нашим артистам - за 30 лет.


- Это, своего рода, преемственность поколений? Передаёте своё мастерство, наработки какие-то, методики?

- А как же! К каждому молодому артисту у нас индивидуальный подход. У нас есть ассистент режиссера, который занимается индивидуальным сопровождением артиста. Ведь приходят из института актёры-кукольники, откровенно говоря, сыроватые. Мы, конечно, их подтаскиваем, где-то годик еще мы учим молодых артистов.


- Расскажите, Олег Владимирович, как изменился зритель?

- Дети, они, конечно, остаются детьми, однако меняется среда. Посудите сами, сейчас очень много 3D фильмов, компьютерных штучек всяких, гаджетов, это меняет восприятие. Поэтому, чтобы удержать внимание зрителя, мы отходим от традиционной ширмы. Сейчас в своих спектаклях мы стараемся вводить больше живого плана, планшетных кукол, мы активно используем спецэффекты, всевозможные проекции. Янина Владимировна очень тонко чувствует современного зрителя. Она знает как подать сюжет спектакля и какую форму для него выбрать. Она чувствует детей, даёт то, что им нужно и так, как им нужно.


- Получается, мы теперь не увидим традиционных кукольных спектаклей с ширмой?

- Мы, конечно, стараемся уходить от «нафталиновых приемов», но традиционная ширма всё же нужна. Она хороша для спектаклей самым маленьким зрителям – 0+. Для таких, как «Машенька и медведь», «Репка», например. То есть, на тех спектаклях, где ребёнок только-только знакомится с куклами, традиционные приёмы необходимы. На спектакли для более взрослых зрителей мы используем более современные приемы, и они легко воспринимаются.


- Олег Владимирович, каким должен быть актер театра кукол?

- Я думаю, у актёра-кукольника должна быть любовь к детям. У нас есть спектакль «Снежная Королева». Там я играю Сказочника. И когда начинается спектакль, я всегда тихонечко выглядываю из-за кулисы и смотрю, на детей. Пытаюсь понять: какие дети пришли сегодня в театр - и решаю: как начать, как подать себя.


- Каким образом Вы определяете зрителя? Вы это чувствуете?

- Да, это всё на ощущениях. И потом, я же вижу, как ребята себя ведут, пришли ли они с родителями, или сидят одни. Отсюда уже складывается образ зрителя. Опираясь на это, я уже решаю: как мне выйти и как себя подать. Мне же нужно расположить зал.


-Олег Владимирович, какой главный инструмент у актера-кукольника?

- Конечно, главный инструмент – это кукла. И ещё, для любого актера важно умение импровизировать. Ведь во время спектакля может произойти что угодно. И, конечно, нужно чувствовать партнера. Если актер чувствует партнера по сцене - ему всегда легко работать. Откровенно говоря, кукольниками рождаются. Кукол любить надо.


- А бывает такое, что перед спектаклем нет настроения играть?

- Такого не должно быть. Приходя в театр, артист должен весь негатив оставлять за дверями театра. Детям не важно, какое у тебя настроение. Можешь ты работать или нет, случилось у тебя что-то или нет - ты должен выйти на сцену и показать детям хороший качественный продукт. Иначе никак. Поэтому, мы стараемся отключаться полностью. Даже если что-то и происходит, выходим на сцену и играем, как ни в чём не бывало.


- Олег Владимирович, расскажите, пожалуйста, как происходит процесс разработки куклы?

- Это совместная работа художника и режиссера. Режиссёр даёт задачу художнику. Художник, в свою очередь, делает наброски: прорисовывает, прописывает. А потом режиссёр смотрит и вносит коррективы, если это необходимо. То есть, разработка куклы – это работа режиссёра и художника, а мы, актеры, получаем уже готовую куклу и с ней работаем. Однако в цех мы, конечно, приходим. Мы пробуем, удобно ли держать куклу, удобно ли входит рука в патрон, удобно ли гапит держать, хорошо ли глаза открываются? Иными словами, актер всегда подстраивается под куклу. А в последнее время, Вы знаете, наши художники стали делать куклы, которые имеют внешнее сходство с актерами. И есть несколько спектаклей, где кукла и актёр весьма похожи.


- Нужно ли договариваться с куклой, налаживать контакт? И как проходит работа над ролью?

- Это всё в процессе происходит. Мы начинаем работать с куклой с того времени, когда кукла еще в цехах, когда над ней ещё трудятся художники. Мы уже примерно видим маску и прокручиваем в голове: какие образы могут быть, какие характеры могут быть у этой куклы. Потом идут читки, разбор пьесы. И вот мы сидим, перед нами кукла и сценарий. Начинаем читать. Поглядываем на куклу, тут же прикидываем голос и интонацию. Вообще, репетиционный процесс самый сложный. Некоторые артисты переписывают сценарии от руки. Они считают, что текст так лучше запоминается. Я не учу роль заранее, а всё запоминаю в процессе репетиций.


- Олег Владимирович, бывает ли такое, что с куклой сложно работать?

- Бывает-бывает, но это - редко. Про себя могу сказать, что мне удобно и комфортно работать и во всех моих ролях, и со всеми моими куклами.


- Когда вы выходите из Театра, ментально кукла остаётся с Вами?

- Бывает такое, но я стараюсь, по окончанию спектакля, всё театральное оставлять в стенах Театра. Актёр должен отдыхать. Но! Когда идёт репетиционный процесс, тогда – да: роль, кукла и сценарий в голове постоянно.


- Олег Владимирович, куда Вы идёте за актерскими находками?

- Я иду на сцену. Вот у меня кукла, вот предлагаемые обстоятельства - и уже как-то само находится решение режиссёрской задачи. А если продумывать роль вне этого всего, ну нарисую я себе одну картинку, а стоя на сцене, в декорациях, картинка может быть иная.


- Бывает ли у вас эмоциональное выгорание? Есть какие-то секреты, как с ним бороться?

- Пытаюсь вспомнить. Честно говоря, у меня такого ни разу не было. Я люблю Театр, именно Театр кукол. Я всегда прихожу раньше всех и ухожу позже всех. Мне же нужно проверить все ли декорации на месте. Монтировщики, рабочие сцены – все на мне. Нет, не было у меня такого, чтобы мне не хотелось на работу, в Театр.


- Работает ли у вас театральная студия? Вы там преподаёте?

- Да, студия работает, конечно. И я там преподавал - был куратором у младшей группы. Хотя это самая младшая группа, но она самая многочисленная группа и самая шумная. Сейчас младшая группа пока отдыхает, работает только старшая.


- Какого возраста дети были там?

- Дети от восьми лет до одиннадцати. Вообщем, со второго по пятый класс.


- Сложно попасть в театральную студию?

- Да, у нас был отбор очень серьезный. Дети готовили стихи и песни, а мы их прослушивали и отсматривали. Было очень много желающих. Но, мы отобрали в младшую группу - двадцать человек, в старшую - двенадцать. Старшая группа осталась в первоначальном составе, а в младшей ребята немножко отсеялись.


- Почему отсеялись? Сложно заниматься?

- Да, ребятам было сложновато, многие ребята просто не выдержали нагрузки. У нас было очень много занятий: и сценическая речь, и техника изготовления кукол, и актерское мастерство, вокал, хореография. 


- Городу не хватало именно такой театральной студии?

- Безусловно! Конечно, такая театральная студия необходима! На первых порах, это было в диковинку и ребята, особенно малыши, не воспринимали студию всерьёз. Студия для них была, как развлечение. Малышам надо бы ещё подрасти.


- Вы работаете с детьми Тольятти, как со зрителями. Что вы можете, сказать: какие они, современные дети Тольятти?

- Нет особой разницы. Что я двадцать лет назад пришел в театр – был зритель, такой же и сейчас. Когда приходят школы, то залы более шумные. Школьники же знают друг друга, перебрасываются репликами, комментариями. Когда приходит свободный зритель, то спектакли смотрятся по-другому. А вообще, в последнее время я заметил такую тенденцию: тише стало в зале, и залы стали полнее.


- Что дает театр кукол взрослому зрителю?

- У нас много спектаклей, ориентированных на семейный просмотр. На мой взгляд, поход в театр - это шаг к укреплению семьи, к единению.


Олег Владимирович, как на Ваш взгляд, театр кукол должен стать символом города?

- Обязательно должен стать! Мы занимаемся важным делом: воспитанием в детях доброты и чувства справедливости. Мы вводим ребенка в театральный мир. Мы - первая ступень в театральной жизни каждого малыша.


- Охотно театр кукол принимают вне стен театра?

- Очень! Нас приглашают на различные фестивали, на гастроли во многие театры. Мы уже были в Казани, Москве, Ульяновске, Уфе, Тамбове и в Самаре, конечно. Часто ездим по Ставропольскому району и сельские жители очень тепло нас принимают.


- Олег Владимирович, театр кукол давал спектакли на различных площадках города. Например, в ТЦ «Акварель». Как Вам такой опыт?

- Да, мы работали там. Честно говоря, я не приветствую работу профессионального театра на таких площадках. Театр должен быть в театре. Зритель должен приходить в театр для того, чтобы увидеть спектакль. Спектакль - это и красивый свет, и оформление, и звук, и акустика. А в торговых и развлекательных центрах, да, там весело - там поют, танцуют, там зрелищно. Только это массовое искусство, но никак не театр.


Да, у этого доброго Сказочника свой взгляд на кукольную жизнь. Он знает, как тронуть крохотные сердца, как достучаться до самого сокровенного в детских душах. Он уверен, что с помощью куклы сможет научить детей добру и справедливости. А дети в благодарность за интересные уроки от всего сердца хлопают в ладоши и дарят артисту самую желанную награду – искренние аплодисменты.


Беседовала Марина Лаптева-Бекаева


 
4fdd7521a5029c1b