Анна Мельникова: "Я далека от бизнеса"

Анна Мельникова: "Я далека от бизнеса"

Мы будем знакомить вас, уважаемые родители, с важными и интересными людьми нашего города, которые работают для того, чтобы у наших детей было все самое лучшее!

Вы не только узнаете о них много интересного, но и сами сможете задать интересующие вопросы.

Анна Мельникова: "Я далека от бизнеса"



С Анной Владимировной Мельниковой мы знакомы около трёх лет. 9 лет она с супругом руководит сетью Центров детского развития "Ладушки". Для меня Анна Владимировна – Аня.

Она позитивный человек, живущий эмоциями и 24 часа в сутки сканирующий окружающее пространство своими невидимыми антеннами. Что бы ни случилось, она улыбается. Лишь в кругу близких друзей и семьи Аня может себе позволить сделать глубокий выдох.

Сегодня мы сидим в кафе «Бонжорно». По традиции, заказан салат «Цезарь». И что-то мне подсказывает, что у нас получится не интервью, а болтовня подружек. Это может значить одно: разговор затянется и он будет лёгким и интересным.


Хоть мы с тобой и знакомы давно, а я не знаю, почему вы с мужем решились открыть именно частный сад? Да, ты педагог, а муж-то – нет.

А.В.: Ты знаешь, мне кажется, моя профессия была предопределена при рождении.


Родилась училкой?

А.В: Да, училкой (смеётся). Мама говорит, это было видно сразу. Сажала кукол, воспитывала, указкой что-то показывала. Сама делала тетради, потом их проверяла.


Это школа, а у тебя детский сад. Разные же вещи.

А.В.: Разные, да. Все педагоги рано или поздно сами становятся мамами и все приходят к тому, что самый интересный этап в педагогике – это как раз ранее развитие. Понимаешь, когда ребёночек только-только начинает познавать мир, это так интересно. Мне, как педагогу, захотелось участвовать в этом процессе, в процессе развития ребёнка с самого начала. С нуля. Я начала вести занятия в одном клубе. У меня была куча идей. Но, это был клуб-франшиза, там всё четко регламентировано, поэтому реализоваться не удалось. А мне хотелось внедрять мои задумки и разработки. Поэтому и пришла идея создать детский сад и детский центр, в котором основной упор будет сделан на творчество. Причем, как детей, так и педагогов.


Ань, а как оно всё начиналось?

А.В.: Непросто всё было. Я бы одна, конечно, не справилась. Но муж меня поддержал. 9 лет назад мы открыли первый Центр на Юбилейной (улица Юбилейная в Новом городе Тольятти – примечание автора). Тогда у мужа была очень хорошая и престижная работа. Однако он её оставил, чтобы помогать мне. Муж для меня герой. Чтобы мужчина бросил всё и пошел в сад, такое, конечно, не каждый день бывает. Он был всем: и няней, и поваром, и плотником, всем. Он ползал с детьми, играл с ними, готовил. Мы Сергея называли Усатый Нянь. Он во всём помогал. Мы и кормили, и учили. Мыли и полы, и горшки, и попы. Всё сами. Эдакие универсалы. Днём работали в саду, а вечером муж вставал за стойку администратора, а я вела развивающие занятия. Домой возвращались в 10 вечера.


Я правильно поняла, что первое время вы работали только вдвоём, а людей начали нанимать потом?

А.В.: Да, сначала сами. Потом начали понимать, что тяжело, и не справляемся. И решили нанимать людей. Мы очень многое прошли. Года два тянули одни. Устали, конечно. Учитывая, что мы живём на Жигулёвском море (район Тольятти, окраина, ближе к ГЭС – примечание автора), а сад был в Новом городе (район Тольятти – примечание автора). На дорогу у меня уходило 2 часа на маршрутке, я ж машину не вожу. Ездила, а куда деваться. В маршрутке или читала что-то, или заготовки для поделок вырезала.


Как? Прямо ехала и в салоне маршрутки вырезала?

А.В.: Да (смеётся). Поэтому, когда звонят по объявлениям и говорят, что ехать из Центрального района в Комсу им далеко, я сильно удивляюсь. (Комса – народное название Комсомольского района. Районы в Тольятти отстоят друг от друга, а некоторые разделяет сосновый лес. Поэтому, перемещение между районами города некоторые горожане воспринимают как кругосветку – примечание автора.)


На своих детей хватало времени?

А.И.: Практически нет, но они всё время были с нами. Целыми днями. И Ваня, и Даша прошли наши сады. Теперь и Саша пошёл. Все свои придумки, методики и программы я делала под своих детей. Если что-то хорошо и полезно для моих детей, значит, это будет также хорошо и другим деткам.


4.jpg


Скажи, а сложно работать с малышами?

А.И.: Интересно. Я убеждена, что в яслях не должно быть по 26 человек. У меня, как и у любого советского ребенка, не очень хорошие воспоминания о яслях: в сад нас отдавали рано, детей в группе много, достаточного внимания каждому ребёнку воспитатель, чисто физически, дать не может. Конечно, детки капризничают. Так и появляется ошибочное мнение: «несадиковский» ребёнок. Не бывает «несадиковских» детей (мы сейчас не учитываем различные отклонения), бывают дети, которым недостаточно уделили внимания или не нашли подход.


К любому ребёнку можно найти подход?

А.В.: Абсолютно к любому. Иногда приходят мамы и говорят: «Ой, у нас «несадиковский» ребёнок». Мы берём этого ребёнка на адаптацию, работаем с ним, и он спокойно начинает ходить со всеми ребятками.


А как вы этого добиваетесь?

А.В.: Мы с мужем и задумали сделать такой сад, чтобы любому ребёнку там было комфортно на 100%. Уютно. Как дома, понимаешь. Ведь дома ребенок совершенно спокоен, его ничего не тревожит и не страшит. Мы хотели, чтобы царила атмосфера тепла, любви и дружелюбия. Чтобы не было казённых стен, плитки, парт этих...


Как без парт-то занятия проводить?

А.В.: Знаешь как здорово рисовать на ватмане на полу, на доске. Лёжа. Стоя. Сидя. Рисовать на крупе. Перебирать ракушки, песок. Вылавливать сачком из тазика игрушки. Считать их. Нужно создать абсолютно детскую среду, тогда любому ребенку будет комфортно. Когда в наших центрах ребёнок приходит в сад, его всегда встречает воспитатель. Воспитатель обнимает малыша. Это вторая мама, понимаешь. А мама не может обидеть, от мамы не исходит никакой угрозы. И детки спокойно себя чувствуют. И потом, у нас малочисленные группы, до 12 деток. Чтобы ребятам было максимальное внимание. И на адаптацию мы берем только по одному ребенку. Адаптировался один, только тогда принимаем второго.


У тебя какие-то особые воспитатели? Наверное, очень сложно подобрать человека, который будет на одной волне с ребёнком? Ведь, когда речь идёт о такой тонкой сфере, как дети, здесь одним образованием и корочками не возьмёшь.

А.В.: Наши воспитатели - обычные люди, не супергерои (смеётся). Но, конечно, подбору персонала я уделяю особое внимание. Да, одного педагогического образования мало, хотя без него никуда. Хороший воспитатель должен быть способным обогреть ребенка своим душевным теплом, быть искренне добрым. Хороший воспитатель любит детей по-настоящему.


Ну, с корочками-дипломами всё ясно: они либо есть, либо их нет. А как быть с душевными качествами? Как разглядеть их в кандидате?

А.В.: Это всё интуитивно. Человек должен быть со мной на одной волне. Я стараюсь прочувствовать человека. Ведь в «Ладушках» работаю не только я, много людей. И нужно сделать так, чтобы и сам кандидат смог легко влиться в наш большой коллектив, и коллективу было бы комфортно работать с «новичком». Откровенно говоря, я далека от бизнес-категорий. Подобные решения я принимаю интуитивно.


Часто ошибалась в сотрудниках при приёме на работу?

А.В.: Ты знаешь, практически никогда. Я всегда даю человеку шанс. Ведь на собеседовании имеет место и волнение, и некая растерянность, ведь человек видит меня впервые. Да и я тоже. Вероятность ошибки, конечно, есть. Я всегда даю шанс. У нас есть сотрудники, которые работают с нами 5 лет и более. Таких людей мы, конечно, ценим. Это тоже наша семья. 


Перекупают твоих педагогов?

А.В.: Честно говоря, не знаю. Может и пытался кто-то, но я не слышала о таком. )))


Ты можешь назвать себя кузницей кадров?

А.В.: Пожалуй, да. Ты знаешь, я сама по всей стране езжу по всевозможным семинарам, мастер-классам. То в Москву, то в Курск, то по фестивалям. Мне кажется, нет таких семинаров, где меня не было бы. Обучаюсь всему самому интересному. А потом уже провожу обучения и тренинги со своими педагогами. Поэтому мои педагоги владеют многими методиками.


И у тебя же есть своя методика, авторская?

А.В.: Есть. Очень много методик для школьников, но очень мало, практически, ничего нет для изучения английского дошкольниками. Ну, кроме методики Мещеряковой. Хотелось придумать для детей способ изучение языка в лёгкой игровой форме. Чтобы это не стало вторым учебником Старкова.


Это про Boris Stogov?

А.В.: Да-да, ты помнишь? Stogov`s Family. (смеётся) Всей страной учились. Так вот, я все свои знания по раннему развитию наложила на английский язык и получилась такая сенсорная методика. При изучении языка по моей методике, у детей задействуются абсолютно все органы чувств. Мы и рисуем на манке, на креме, на пене для бритья. Ну, не буду раскрывать всех секретов. Это очень интересно. Ребята запоминают и на слух, и визуально, и тактильно. Мы даже телом выкладываем буквы. Если речь заходит о каком-то празднике, то детки участвуют в этом празднике со всеми атрибутами. Мы проводим и небольшие театральные постановки. Поём песенки на английском. Я специально для детей пишу стихи на английском языке. Очень интересно у нас проходят занятия.


Ты до сих пор сама ведёшь уроки?

А.В.: До последнего времени вела, но совсем недавно от себя английский отпустила.


Ага, то есть по средам уже не бегаешь?

А.В.: (Смеется) Да, по средам не бегаю, теперь бегаю по вторникам.)))

Перехожу на другой уровень. Теперь работаю, как коуч. Провожу тренинги для учителей английского, для родителей. Вот, как раз на этих тренингах рассказываю и учу своей сенсорной методике. И в Тольятти проводила, и в Курск недавно ездила.


Охотно перенимают опыт?

А.В.: Да, всем очень интересно, зовут ещё. Сейчас в рамках методики пишу свои сенсорные сказки, которые будут рассказываться в форме игры. Учитель, читая сценарий, сможет с детьми поставить настоящую сказку-спектакль.


А что дают эти сказки? Погружение в среду, эмоции, что?

А.В.: Да, погружение в языковую среду с использованием всех тактильных ощущений. То есть, если по сценарию мы идём в болото, то детки опускают руки в специальные шарики, будто в булькающую трясину. Такой квест с моралью на английском языке.


А запоминание, оно за счет чего происходит?

А.В.: За счет ярких положительных эмоций и происходит запоминание. И потом, дети, они, даже не понимают, что запоминают. Запоминает их тело, а не только мозг. Если дети аудиалы, значит, они будут запоминать, проговаривая. Если ребёнок кинестетик, значит, он запомнит свои тактильные ощущения. Например, когда на спине у него букву писали.


Скажи, ты запатентовала свою методику? Может уже продала кому-то?

А.В. Пока не запатентовала. Работаю над этим. Да и продать, не продавала, конечно.


То есть если где-то кто-то скажет, что он преподаёт по методике Мельниковой, то это будет неправдой.

А.В.: Конечно. На данный момент такой методики на рынке нет. Есть основа, которую я даю на семинарах. В принципе, дальше, имея эту основу, каждый человек: учитель, мама, няня – смогут её развить, дополнить. Достаточно обычных школьных знаний. Сейчас работаю над своей методикой обучения дошкольников чтению на английском. Уже опробовала. Очень хорошие результаты.


5.jpg


Аня, по Тольятти ходят легенды о твоих курсах по подготовке к школе. Якобы, абсолютно все дети, пройдя твои курсы, выходят к школе читающими. Это правда? Или это городские слухи?

А.В.: (смеётся) Не лгут, всё правда. Марин, основной секрет в педагогах. Наши курсы по подготовке к школе ведут педагоги, которые имеют непосредственное отношение школьной системе. Это не посторонние люди с улицы, это квалифицированные педагоги из гимназий. Это люди, которые имеют четкие представления о стандартах образования в школе. И ещё одна тонкость: наши группы малочисленны. Мы специально набираем не больше 8 детей, чтобы каждому ребенку педагог смог уделить максимальное внимание. Мы проводим занятия-интенсивы. Они проходят блоками: математика, логика, подготовка руки к письму. А чтение педагог проводит только индивидуально. Ведь уровень у каждого ребенка разный: кто-то знает буквы, кто-то слоги, а кто-то и букв не знает. Пока все выполняют какие-то задания, педагог с каждым учеником отдельно читает по букварю. У нас не было еще случая, чтобы ребенок вышел с наших курсов по подготовке к школе не читающим.


Что ты можешь посоветовать родителям, которые ищут для своего ребенка курсы по подготовке к школе? На что стоит обратить внимание?

А.В.: Я, как профессионал, скажу, что цена за курсы здесь играет самую последнюю роль. Нужно лично приехать и посмотреть: а что это за место, что это за клуб, в котором будут проходить занятия. Имеют ли люди, ведущие эти курсы право продавать эти услуги. Нужно узнать квалификацию педагога, который ведет курсы. Не нужно стесняться спрашивать: а кто ведет, а есть ли диплом у педагога, а какой опыт работы. Бывает, что приходят вести такие занятия девочки после педколледжа. Да, они дипломированные специалисты, заряженные энтузиазмом, но они совершенно не имеют опыта работы с детьми, они слабо знакомы со школьной системой, с требованиями. Если курсы дешевы, значит, возникает версия, что организаторы набирают только количеством. Наверняка, на таких курсах будет больше 20-ти человек. А если народу столько, то о каком индивидуальном подходе идет речь? Если вы хотите, чтобы ребенок нормально подготовился к школе, тогда не стоит смотреть на цену курсов. Смотрите на качество. Обязательно почитайте отзывы, поспрашивайте у подруг и знакомых, соцсети почитайте. Сарафанное радио здесь будет лучшей подсказкой. Народ не обманешь.


Недавно ты получила награду. Что за награда?

А.В.: Недавняя награда, это от международного содружества дошкольных учреждений. Мы заняли первое место, как лучшая пара-руководители дошкольного учреждения. Было очень приятно. После вручения к нам подошли устроители и сказали, что были удивлены историей нашего центра, нашей работой. Безусловно, это очень приятно и трогательно.


А много было претендентов на награду?

А.В.: Много. Но мало было именно пар. Чтобы руководили как мы, тандемом. Понимаешь, нельзя сказать, что успех «Ладушек», это лично мой успех или успех мужа. Это мы вместе, это наша совместная работа. Даже не так. Это не только мы. Это вся наша семья. Это и наши дети. Даша (дочь Ани – примечание автора) помогала мне проводить уроки. Ваня (сын Ани – примечание автора) ведет с папой мастер-классы «Ладное дело». Это награда всей семьи. Всё, что я придумываю, я сначала пробую на детях. Они подсказывают, что можно добавить или изменить, чтоб было интереснее. Вот и третий наш ребёнок уже пошёл в «Ладушки». Поэтому, я могу гарантировать качество, всё проверено на наших детях. Я знаю, что в наших садах дети себя чувствуют, как дома.


Аня, а что в планах?

А.В.: Уже сейчас, помимо садов, есть развивающие занятия для всех возрастов детей, начиная, с 8-ми месяцев. Новое. Готовим курс «Юный журналист». Его будет вести профессиональный журналист, который разработал собственную методику для детей. Детки будут учиться брать интервью, будут выпускать газету. Кто этот журналист – пока секрет. Планируем ещё «Академию принцесс». Для мальчиков-то есть «Ладное дело». И для девочек надо.


«Ладное дело» вы же сравнительно недавно запустили. Что за курс, что он даёт ребятам?

А.В.: В первую очередь, «Ладное дело» имеет социальную направленность. Очень много идёт запросов от родителей, да и мы сами видим, что многие мальчики растут, извините, не мужиками. А многие парни не знают, что такое гвоздь забить, что такое отвертка. Это ненормально. Все сидят в этих гаджетах, интернетах. Ручной труд вытеснен полностью. Не должно так быть. Настоящий мужчина обязан уметь работать руками. Хотя бы элементарные вещи: что-то починить, что-то повесить. Поэтому мы и сделали такой курс, чтобы приобщить мальчиков к такому ручному труду. Чтобы ребята работали или самостоятельно, или в паре. К слову, сейчас есть очень хорошая президентская программа по поддержке отцовства. Потому что сейчас, в век эмансипации, падает авторитет папы. И мы планируем провести курс «ребенок + папа». Пришли папа с сыном к нам на курс, вместе крутят, вместе строят, взаимодействуют. Вместе проводят время, находят общие темы и точки соприкосновения.


Со скольки лет ребята могут попасть на эти курсы?

А.В.: Если с папой, то с 3-х. Если одни, то с 4-х. Мамам вход запрещен. Это мужские дела, мужские разговоры. Есть мамы, которые советуют сыновьям: «Ты не туда вставил, ты не так крутишь!» Не надо вот этого, ребенок сам знает, что куда вставлять и как крутить. Мам не пускаем. Планируем много мальчишечьих мастер-классов: и по столярному делу, и мастер-класс кулинарии для мальчиков. И такие же мастер-классы для девочек: рукоделие, шитьё, основы этикета. Хочется, чтобы девочки росли женственными и воспитанными. Не воспитывают сейчас девочек, они сами себя воспитывают.


Как ты относишься к патриотическому воспитанию?

А.В.: Необходимо патриотическое воспитание. Я даже на уроках английского везде «пихаю» Россию и патриотизм. Учим флаг Великобритании, и сразу же – триколор России. Учим про Лондон, и сразу же про Москву. Я патриот до костей, всё моё существо – патриотизм. Мы каждый год ходим на Бессмертный Полк всей семьёй. Я пишу Тотальный диктант. Я считаю, это частью культуры нашей страны. На 9 мая всегда ходим поздравлять ветеранов. Все Ладушки поздравляют ветеранов. Мы за патриотическое воспитание!


Скажи, а что для тебя «Ладушки»?

А.В.: Это моя жизнь, мой воздух. Это наши дети. Если какой-то Центр закрыть или убрать, значит, что-то у меня отрезать. Перекрыть мне кислород. Мы дышим этим. Мы не просто ходим на работу, да я даже не считаю это работой, да, это тяжелый труд, но это и дело всей жизни. Я не смогу жить без этого. Если мне дать деньги и отправить на шопинг, я пойду покупать пособия в Центры. Да, я мало сплю, около пяти часов: пока всё организуешь, пока 5 постов напишешь, пока фотографии выложишь – времени не остаётся. Но это такой кайф! Смотреть как растут детки, как они учатся. Ладушки, это не бизнес, это призвание. Я живу эмоциями и чувствую людей на энергетическом уровне. Ладушки – это отдельный мир, своя атмосфера. У нас даже есть выражение «ладушкинский человек» и «неладушкинский человек». Человек может идеально контактировать с детьми, но в тоже время не вписываться в среду. «Неладушкинский человек». У нас работают только «ладушкинские» профессионалы. Мы всем коллективом ходим и на концерты, и на выставки, и в боулинг. Мы все на одной волне – это очень круто!


Ты далека от бизнеса?

А.В.: Да, я далека от бизнеса. Когда меня спрашивают: «В чем секрет вашего бизнеса?», я отвечаю: «В том, что это для меня не бизнес». Понимаешь, дети – это не та сфера, на которой можно заработать. Многие открывают развивающие центры и сады в надежде заработать, построить бизнес-модели. Я уверена: у тех, кто приходит в эту сферу, как в бизнес, ничего не получится. С детьми только на эмоциях и никакого расчета.



Наш разговор несколько раз прерывался звонками на мобильный Ани. Звонили родители, которые хотели привести своих детей в «Ладушки». По телефону она каждый консультировала родителей по вопросам адаптации ребенка. Рассказывала, как психологически подготовить малыша к первому дню в детском саду. Не смотря на эти вторжения суровой рабочей реальности Анны Владимировны в наш разговор, беседа получилась действительно девичьей. Тёплой и уютной. Мне беседа оказалась тоже интересной. Ведь я увидела Аню немного с другой стороны. И заглянула в рабочий процесс «Ладушек» со стороны кулис. А там, дорогой читатель, очень интересно!

P.S. Заодно приурочим наше интервью к одной знаменательной дате. 26 октября, Центру «Ладушки» Комсомольского района Тольятти исполняется 4 года.


© Беседовала Марина Лаптева-Бекаева